29.11.2012

Комитет Госдумы по собственности имущества концептуально не стал устраивать поправки в законодательстве об оценочной деятельности

Совсем недавно появилось заключение Комитета Государственной Думы по вопросам собственности, распространяющееся на проект федерального закона № 104824-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

Заключение

По проекту Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (в части уточнения правового положения субъектов оценочной деятельности) - внесен депутатами Государственной Думы И.Д.Грачевым, А.Д.Крутовым, В.И.Афонским.

22 ноября 2012 года                                                                                                                                                               № 3.9- 25/2

Комитет Государственной Думы по вопросам собственности рассмотрел проект федерального закона № 104824-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – законопроект).

По смыслу пояснительной записки законопроектом предусматривается внесение ряда изменений в порядок функционирования субъектов российского рынка оценочных услуг с целью приведения рынка в соответствие с действующим законодательством и логикой делового оборота, повышения эффективности и качества услуг, укрепления престижа профессии оценщика, его ответственности перед народом.

Предполагается, что целью этих изменений должно является расширение круга субъектов оценочной деятельности за счет включения в него субъектов предпринимательской деятельности в сфере оценки.

В обоснование своей позиции авторы законопроекта исходят из предпосылки, что отдельные положения принятого в 1998 году федерального закона № 135 «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее ФЗ-135) с последующими изменениями и дополнениями находятся в противоречии с п. 1 ст. 23 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ).

Заявляется, что оценщик, будучи физическим лицом и одновременно, согласно ФЗ-135, являясь субъектом профессиональной деятельности на рынке оценочных услуг, не вправе заниматься предпринимательской деятельностью без соответствующей государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а зарегистрировавшись, он автоматически теряет статус субъекта профессиональной деятельности и становится субъектом предпринимательской деятельности в области оценки.

Поэтому, по мнению авторов, оценщик перестает быть субъектом оценочной деятельности – оценщиком.

Действительно, в соответствии с пунктом 1 статьи 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Однако, необходимо учитывать, что оценщику нет никакой необходимости регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, поскольку сама оценочная деятельность не является предпринимательской ни с точки зрения законодательства об оценочной деятельности, ни по своей природе.

Положения ФЗ-135, которые приводятся авторами законопроекта в качестве противоречащих ГК РФ, действуют уже более пяти лет и являются концептуальными при определении статуса оценщика в Российской Федерации, как субъекта, осуществляющего частную практику, а не предпринимателя.

Оценочная деятельность является профессиональной деятельностью, регулирование такой деятельности аналогично регулированию деятельности адвоката или нотариуса.

Предположение авторов законопроекта, что потребители оценочных услуг не могут заключать коммерческие договора с оценщиками-физическими лицами, поскольку те не являются субъектами предпринимательской деятельности является серьезной концептуальной ошибкой.

Более того, в соответствии со статьей 4 ФЗ-135 оценщик вправе осуществлять оценочную деятельность самостоятельно, занимаясь частной практикой, а также на основании трудового договора между оценщиком и юридическим лицом, которое соответствует условиям, установленным самим законом об оценочной деятельности (такие юридические лица имеют право заключать договоры на проведение оценки).

Именно такой подход прослеживается и в мировой практике при определении места и роли оценщика именно как физического лица.

Таким образом, не соответствует действительности также утверждение авторов законопроекта, что юридические лица фактически исключены из сферы регулирования закона об оценочной деятельности.

Такая постановка вопроса может рассматриваться лишь как попытка легализовать желание некоторой части юридических лиц стать именно субъектами оценочной деятельности.

При этом исключение прав оценщика как субъекта профессиональной деятельности ведет к нарушению принципов независимости оценщика и ограничивает его возможности для выражения профессионального мнения.

В качестве аргумента в пользу изменений делается ссылка на сложившуюся практику и логику делового оборота, что потребители услуг, в т.ч. и государственные структуры, предпочитают иметь коммерческие отношения в сфере оценки имущества не с оценщиками – физическими лицами, а с юридическими лицами, с которыми и заключается подавляющее большинство договоров на проведение оценки объектов оценки.

Нельзя согласиться с предположением авторов законопроекта, что предлагаемые изменения на законодательном уровне закрепят то, что сегодня является повсеместной деловой практикой – заключение договоров на проведение оценки с полноправным субъектом рынка оценочных услуг, способного нести гражданскую ответственность перед потребителями.

Прежде всего потому, что юридическое лицо не может являться субъектом дисциплинарной и уголовной ответственности, а возложение на него гражданско-правовой ответственности напрямую не влечет неблагоприятных имущественных последствий для оценщиков – физических лиц, в результате действий которых именно такая ответственность и возникает в силу специфики их деятельности.

Но в любом случае законопроектом даже не делается попытка определить механизм вступления субъектов предпринимательской деятельности в саморегулируемую организацию в области оценочной деятельности и их исключения.

Если даже допустить в качестве субъекта рынка оценочных услуг одновременно с оценщиками – физическими лицами и субъектов предпринимательской деятельности, то вхождение последних в саморегулируемые организации физических лиц- оценщиков создаст по сути такую смесь прав и возможностей, в которой коррупционные составляющие будут иметь первостепенные смысл и значение.

В этом случае будет нарушен базовый принцип саморегулирования как самостоятельной и инициативной деятельности, которая осуществляется либо субъектами предпринимательской, либо профессиональной деятельности (часть 1 статьи 2 федерального закона «О саморегулируемых организациях»).

Такое смешение приведет к серьезной правовой неопределенности в регулировании самого института СРО в сфере оценочной деятельности (как сорегулятора от имени государства), прежде всего в вопросах стандартизации деятельности членов таких СРО.

Вызывает серьезные возражения и ряд предлагаемых в законопроекте положений, хотя в пояснительной записке делается ссылка, что остальные изменения, вносимые в ФЗ-135, затронут лишь терминологические аспекты.

Так, согласно проектируемой статье 9 ФЗ-135 в редакции пункта 5 законопроекта договор на проведение оценки может заключаться заказчиком как с оценщиком, так и с субъектом предпринимательской деятельности в сфере оценки. Однако проектируемой статьей 10 в редакции пункта 6 законопроекта предусматривается, что договор на проведение оценки заключается заказчиком только с субъектом предпринимательской деятельности.

Также необходимо обратить внимание на то, что в соответствии со статьей 5 ФЗ-135 в редакции абзаца третьего пункта 3 законопроекта к объектам оценки относится право собственности и иные вещные права на имущество или отдельные вещи из состава имущества, в том числе частичные (аренда). Между тем действующее законодательство не содержит понятия «частичные вещные права на имущество».

Имеются и другие неопределенные понятия.

Например, дополнение в статью 13 законопроекта является весьма расплывчатой формулировкой, поскольку не ясно, что следует понимать под сочетанием слов «с учетом интервалов неопределенности, ассоциируемых с оспариваемой оценкой, а также с оценкой, используемой для оспаривания оценки». Что конкретно имеется ввиду ( это еще один отчет об оценке; это экспертиза отчета об оценке; это письменное профессиональное суждение специалиста – оценщика; это рецензия на отчет об оценке и т.д.)

Данный вопрос без внесения уточнений, но при законодательном его закреплении, может явиться основой для различного рода злоупотреблений. К тому же суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Нельзя согласиться с предлагаемым подпунктом «а» пункта 17 законопроекта исключением части первой статьи 24.6 ФЗ-135 в части возмещения убытков, причиненных заказчику или имущественного вреда, причиненного третьим лицам за счет имущества оценщика или за счет имущества юридического лица, с которым оценщик заключил трудовой договор.

По своей сути оно направлено на минимизацию уровня ответственности оценщиков и приведет к нарушению прав и законных интересов государства, граждан и юридических лиц, пользующихся услугами в области оценочной деятельности. К тому же оно прямо противоречит положениям статьи 15 и 1064 Гражданского кодекса, согласно которым причинившее вред лицо обязано возместить его в полном объеме.

Предлагаемые проектируемой статьей 24.10 ФЗ-135 в редакции пункта 18 законопроекта по сути предлагается исключить требование об объединении в составе национального совета по оценочной деятельности более пятидесяти процентов саморегулируемых организаций, объединяющих более пятидесяти процентов субъектов оценочной деятельности.

Поскольку ссылка на «соответствующая требованиям части второй настоящей статьи» в законопроекте имеется, но сама часть пропущена в новой редакции статьи. Во всяком случае, если это не механическая ошибка, то указанное исключение может привести к созданию нескольких национальных советов по оценочной деятельности. С ним нельзя согласиться, поскольку оно прежде всего противоречит принципам создания и функционирования такого совета как единого координатора правоустановления в отрасли.

Ну а с другой стороны, с учетом сложившейся в настоящее время ситуации на рынке оценочных услуг можно лишь предположить, что такая норма предлагается исключительно для того, чтобы обеспечить монопольное преимущество крупных саморегулируемых организаций и одновременно существенно затруднить функционирование ранее созданных (в основном небольших) СРО в данной сфере деятельности.

В целом, законопроект нуждается в серьезной юридико-технической доработке.

Принимая во внимание все вышесказанное, Комитет Госдумы считает правильным рекомендовать авторам проекта федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» основательно сформулировать и доработать законопроект до его прямого обсуждения в первом чтении.

Вверх
Вниз
Позвонить